Клуб «АЗИМУТ», Выпуск № 32

Клуб творческих людей сайта ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ

Руководитель клуба Яков Криницкий

Сайт ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ -

Выпуск № 32

Весна – природы возрожденье

ПОЭЗИЯ

Яков Криницкий

(г. Вильнюс)

МАРТ

Весну в лесу мы чувствуем острее,

Здесь дольше снег лежит на бугорке,

Тут жизнь лесная движется быстрее,

Лишь льдины тают неохотно на реке.

И подставляют молча солнцу лица

Гуляющие в сказочном лесу,

Как будто передвинулась столица,

В лес проложив из центра полосу.

Природы пробужденье

Весною пробуждается природа,

Душа поёт, подснежники цветут.

И едут люди к свежим огородам,

Которые их с нетерпеньем ждут.

Но ничего не радует нас больше,

Чем женщине родной дарить цветы,

Чем с нею быть весной как можно дольше,

Ведь в этом смысл истинной весны.

Кто сказал, что не будет весны?

Кто сказал, что не будет весны,

Что все канули в прошлое вёсны?

Что ж вы, девушки, стали грустны,

Что ж иголки осыпали сосны?

Всё придет, и вернутся опять

Журавли из далёкого края,

И не надо глаза утирать

Этим утром, моя дорогая.

Все вернутся, чуток подожди,

И рассветы и белые ночи,

Над Невою прольются дожди,

Даже если ты их не захочешь.

Кто сказал, что не будет весны,

Что сменила полярность планета?

Будем мы друг пред другом чисты,

Как вот это апрельское лето.

КУКУШКА

Считает дни мои кукушка в дикой чаще,

Себя покорно я ей в руки отдаю,

Она права, пусть эти дни почаще

Нам посылает жизнь в мирском раю.

И если день, так пусть он будет долгим,

Коль есть, чем заняться и есть куда пойти,

Пусть будет ночь короткой и безмолвной,

Когда для сна мы взять её хотим.

Пусть станет ночь, как небо бесконечной,

Когда с любимой накрывает нас она,

Пусть будет счастье, как планета, вечным

И пусть всю жизнь в душе цветёт весна.


Сергей Фатулёв

(г. Самара, Россия)

Приметы весны

Ах, как же всё вокруг премило!

Местами высохли дороги,

Что даже сердце отпустило

И перестало бить в тревоге.

Не вызывают раздраженья

Фонтаны брызг из-под машины,

С улыбкой, искренне блаженной,

Иду в заляпанных штанинах.

Забавно добавляют шика

Картинки, что слегка забыты,

Мелькают отблески и блики

От окон, с осени не мытых.

Не нанести б стихам урона…

На куче снега вдоль дороги

Гуляют гордо три вороны,

Переставляя вяло ноги.

Пусть мы тепло ещё одеты,

Зима, пожалуй, отступила,

Пока что первые приметы

Весны, но как вокруг премило!

Букет из листьев

Остались в прошлом молодые годы,

Становится плотней налёт седин,

Вот только осень остаётся в моде

Без объяснений видимых причин.

Из года в год осенние страницы

Листая, что-то ищем между строк,

Завороженно смотрим, как кружится,

Сорвавшись с веток, лист, отживший срок.

Вздохнём, увидев на осеннем фоне

Двух персонажей, просто «се ля ви»*

В руках букет из листьев жёлтых клёнов,

Под патронажем собственной любви.

Не жаль того, что было – это в прошлом,

Сегодня понимаю всё острей:

Приятно, черт возьми, дарить роскошный

Букет осенний женщине своей.

C'est la vie (фр.) – буквально – «это жизнь», значение в русской интерпретации – «такова жизнь».

Весеннее противостояние

Отпуржили, отшумели,

Словно кони пронеслись

Белоснежные метели,

Отиграв свой бенефис.

Весь сезон зима, колдуя,

Не всегда была нам в масть,

А теперь, весну почуяв,

Повела борьбу за власть.

То морозом в ночь придавит,

То снежком припорошит,

Ради собственной забавы

Включит солнце как софит.

А весна не ищет ссоры,

Днем гуляет, спит в ночи,

Знает встретят её хором

Утром сонные грачи.

Нет причин с зимой бороться,

Есть весомый аргумент:

Скоро будет больше солнца,

И снега сойдут на «нет».

Вот тогда, вплетая в косы

Первоцветов жемчуга,

Понесёт весна по росам

Краски вешние в луга.


Игорь Егиян

(г. Красногорск, Московская область)

Чаша жизни

Чашу жизни отпиваю,

Не жалею, не страдаю,

Если ближний пригубил

От неё и счастлив был !

Чашей сей делюсь всю жизнь,

Не досадует та мысль,

То, что чаша не без дна,

Подойдёт и мне пора:

Поначалу сквозь питьё

Я увижу дно её,

Вновь глоточек отопью,

А другой опять делю

С тем, кому невыносимо

И готов отдать все силы,

Чтоб помочь хоть чем-нибудь,

К жизни вновь его вернуть.

Почему–то верю свято,

Если я допью остаток

И не будет ни глотка,

Ближний так же, как и я

Мне свою протянет чашу,

Не нарушит дружбу нашу,

Не предаст и не забудет,

Если худо вдруг мне будет.

Ну а если кто считает,

Что так в жизни не бывает,

Будет жить и всласть и сыто,

Сохранит своё «корыто»,

Выпьет всё один до дна,

Всласть и вволю – допьяна

Насладиться чашей сей,

Вот и всё. А в жизни всей,

Что прошла или промчалась

Не хватать лишь будет малость:

Сердца чистого, тепла,

Веры, радости, добра.

В жизни каждому дано

Разделять добро и зло.

Рано, поздно ль – сам поймёт,

Жаль, что время лишь уйдёт.

БЕЗУМНЫЙ ШТОРМ

Безумный шторм прибрежных волн

Несет на камни хрупкий челн,

И только тот, кому дан дар

Снести стихии сей удар,

Сумеет мастерски свернуть,

Пройти все мели, валуны,

Тому, кто знает в море путь,

Удастся к берегу пройти.

Один моряк на судне том

К берегу мчится напролом,

Рискует он, но в этом честь,

Ведь риск во всяком деле есть.

Когда в бушующей воде,

Что челн бросает, как щепу,

Он понимает, что нигде

Нельзя найти ответ ему,

Что делать – ждать или нестись

На камни, на отвесный брег,

Судьба подскажет, как спастись,

Как может он продлить свой век.


Евгений Мариничев

(Санкт-Петербург)

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Бегут вагоны друг за другом

И полустанкам нет числа,

А за окном седая вьюга

Пути-дорожки занесла.

Бегут вагоны в снеговерти

Колеса стыкам счет ведут,

А мне тепло, и вы поверьте,

Меня давно уж дома ждут.

И жду я встречи с нетерпеньем

Хочу так много рассказать,

И наслаждаясь встречи той мгновеньем,

Ты будешь слушать и вязать.

А за окном седая вьюга

Все кружит снежный хоровод

И смотрим мы влюблено друг на друга,

И нет нам дела до мирских забот.

ИЛЬМЕНСКИЕ БЕРЕГА

Ночь коротка

и долог

день

В июне месяце.

после ненастья

Поеду я

на озеро

Ильмень,

Красой любуясь,

задохнусь

от счастья.

Простор прибрежных

заливных

лугов

И буйность трав,

и запахи

цветенья,

И дым костров

приезжих

рыбаков,

И шум волны

внимаю

с упоеньем.

И ветер мне

из седины веков

Приносит вести

о былых

походах

О битвах

у озерных

берегов

И воевавших

в битвах тех

народах.

Вот бородатый,

грозный

скандинав,

Свершая путь свой

из варяг

да в греки,

Младую девушку

за талию

обняв,

Любуясь красотой

здесь отдыхал

на бреге.

А вот,

татарский воин

спешась,

Пустил коня

к воде

на водопой,

А сам,

в траве шелковой

нежась,

Озерной красотой

залюбовался

вековой.

Как зверь

крадется,

словно тень,

Лазутчик вражеский,

посланец

темной рати.

Увидев красоту,

застыл

как пень.

И поделом ему –

незваной

тати.

Наш Ильмень

всем озерам

мати!

В лиху годину

кормит нас.

Не занимать ему

природной

стати,

Своей красою

он ласкает

глаз.

Вобрав в себя

полсотни

рек,

Как воздуха

с полсотни

вздохов,

Одной реке

он дал

разбег.

Одной реке,

чье имя

Волхов.

Живут века

по берегам

ильменским

Потомки

новгородских

огнищан.

Не тяготятся люди

бытом

деревенским

И лучшей жизни

им никто

не обещал.

А лучше,

слава Богу,

и не надо.

Прокормятся,

коль любят труд.

Росло б здоровым

поколенье

младо,

А коль

здоровы будут,

не помрут.

ПРОЗА

Александр Волосков

(Вильнюс)

Алтарник

На берегу огромного озера Ильмень, поросшего старинным берёзовым лесом, располагалась белокаменная церковь «Божье единение». Сакральное сооружение за полторы сотни лет удивительным образом сохранило свой первозданный вид. Ленинские, сталинские и хрущёвские гонения на церковь, обходили это место стороной. Объяснить такое чудо можно было особым, трепетным отношением верующих, да и остальных местных жителей к Святой обители. Некогда здесь находился православный мужской монастырь того же названия. Но не он определил духовную значимость этого клочка земли.

По устным преданиям старины глубокой, две тысячи лет тому назад, здесь проповедовал и подвергался гонениям апостол Андрей, известный на Руси как Первозванный. Избиение язычниками святого происходило именно на месте алтарной части храма, точно под престолом, где до сих пор покоится огромный камень-жертвенник. Кровь Андрея растеклась по камню образовав древнегреческую букву «А»(альфа). После постройки церкви, уже спустя полтора века, этой буквы никто не видел, но благодаря древнему событию, местность находилась под особым божественным покровительством. И видимо поэтому каждый год, 13 декабря(по новому стилю), все лики святых на иконостасе, начинали светиться внутренним небесно-голубым светом. Лицезреть это чудо, собираются не только жители соседних сёл и деревень, бывают гости из Новгорода, Старой Руссы, наведываются даже любопытные из обеих столиц.

При сумрачном свете узких витражных окон, стояла на коленях перед амвоном хрупкая девятилетняя девочка. Осеняя себя крестным знамением, неистово молилась, прославляя Бога и деяния Сына его. На самое окончание молитвы она оставила одну просьбу для себя.

Девочку звали Дарья Пименова, приходился ребёнок настоятелю церкви, отцу Урсулу дочкой. Жили они при церкви втроём, в маленьком доме. Попадье Анне, маме Дашеньки, Бог детишек больше не дал, поэтому у девочки не было друзей-подружек. А ближайшее село, Княжье Подворье, находилось аж в пяти верстах от них, за лесом. Там была своя церковь, поэтому прихожане здесь появлялись только по праздникам, да воскресеньям.

Закончив превозносить Бога и всю Святую Троицу, Даша тихонечко зашептала:

  • Боже всемогущий, свеведущий и всемилостивый! Снизойди, дай мне друга верного, надёжного и праведного. Не оставь в унынии и отчаянии, пособи. Буду тебе верной рабой до скончания дней своих, возьми у меня за это всё, что хочешь …

При этих словах послышался тяжёлый скрип входной двери, царские врата осветились лучами заходящего солнца и заиграли позолотой узорной резьбы. Девочка затаив дыхание не смела повернуться. Зайти с центрального, западного входа, родители не могли. Они всегда входили с бокового, как и она сама. А больше никого и не было, сегодня же будний день! Значит, Бог услышал её и послал друга? Наконец тяжёлая дверь захлопнулась, и Дашенька настороженно обернулась. Её любопытному взору предстал вихрастый грязноватый мальчишка, примерно её возраста, сжимавший в руках засаленную кепку. Оба с интересом разглядывали друг друга. Первой двинулась навстречу девочка, как и подобает хозяйке.

  • Как тебя зовут? Откуда ты? – смиренно вопросила она.

Мальчик шмыгнул носом и открыл рот, чтобы сдерзить … но увидев глаза девочки, так и остался с открытым ртом. Большие, небесно-голубые, опушённые густыми ресницами глаза не только выражали кротость и смирение, они лучились добродетелью и искренностью, а в самой их глубине затаилась вселенская скорбь. Ничего подобного мальчик никогда не видел, да и не могло быть больше ни у кого таких глаз, только у неё. Поэтому он судорожно вздохнул и выдавил:

  • Я Глебка, … из … из детского дома, открылся на той неделе в Княжьем Подворье.

  • А меня зовут Дарья. Я дочь настоятеля, протоиерея Урсула. Но почему ты не крестишься в храме?

  • Я не умею, - осмелел мальчик, - только знаю, что Бог живёт на небе. А сюда я пришёл поглядеть, как светятся иконы …

  • Иконы светятся только раз в году, на день святого апостола Андрея. Поэтому придётся полгодика подождать. Давай лучше дружить. Я тебя научу креститься, молиться, а главное верить в Бога и обращаться к нему через Иисуса Христа, посредством Духа Святого. Поверь, это ни с чем несравнимая радость.

С этого дня они виделись почти каждый день. Воспитатели детдома сначала обеспокоились частым отсутствием мальчика, но узнав, где он проводит время, возражать не стали. Слишком велико было у них, да и всей округи доверие и уважение к отцу Урсулу.

Под водительством Дарьи, Глеб познал Христа, его жертвенную миссию во спасение человечества, начал знакомиться с текстами Святого Писания. Узнал о трёх добродетелях: Вере, Надежде, Любви и семи смертных грехах: Зависти, Гневе, Унынии, Чревоугодии, Блуде, Сребролюбии, Гордыне-Тщеславии. Сам же научил подружку рыбачить, добывать берёзовый сок, разжигать огонь без спичек, находить пищу в лесу и поле, делать свистульки из глины и липы.

Оба ребёнка безмерно дорожили своей дружбой и благодарили Бога за дарованное им счастье общения. Занимались они и хозяйством – ухаживали за скотиной, помогали Анне в приготовлении пищи, убирали двор и церковь, даже понемногу участвовали в служениях. Но больше всего Глебу хотелось научиться управляться с колоколами в звоннице, как это умел делать отец Урсул.

В храмовой колокольне подвешены семь колоколов и, как объяснил священник, их количество обусловлено семью христианскими таинствами – крещение, миропомазание(освящение), покаяние, евхаристия(причащение), брак, священство(рукоположение) и елеосвящение(соборование-исцеление). Сами же колокола, тем не менее разные, как по размеру, так и по назначению-звучанию. Первые из них – благовестники, делятся на праздничные и будничные. Есть также подзвонные, которые украшают звон основных и зазвонные, кои употребляются в связке. Но в звонницу к колоколам можно допускать лишь крещенного православного христианина.

Глеб тут же изъявил желание креститься. Отец Урсул вздохнул, внимательно посмотрел на мальчика и продолжил:

  • Если ты имеешь в виду водное крещение, то оно даёт только очищение и возможность познать Бога, так сказать первая ступень приближения. Основной же шаг, это крещение Духом Святым. Свершение этого таинства познаёт верующий сам. Он начинает понимать Святое писание не умом, а всем своим естеством. Для него мир умирает и открывается Бог, а это означает, что он проникся Духом Божьим, то есть крещён им.

Священник замолчал и задумался. Мальчик же сидел с открытым ртом постигая услышанное. Отец Урсул вышел из задумчивости и поправил наперсный крест:

  • На будущей недели, если будет твоё желание и Божья воля, я покрещу тебя водой, крёстной будет моя супруга Анна. А вот дальше, познание Бога, приближение к нему, будет за тобой. Сейчас попробую объяснить, почему в звонницу нельзя допускать тех, на ком нет Божьей благодати. Скажем в католичестве и протестантизме таких требований нет. Там любого можно научить приёмам и послать в звонницу. Мало того, у них зачастую много колоколов, каждый из которых настроен на определённую ноту, поэтому там можно выводить даже мелодии. В православии этого нет: у нас действиями звонаря ведает Дух Божий. Вот почему наши перезвоны недоступны боле никому.

Через неделю Глеба покрестили и он стал как бы полноправным членом семьи, но это только как бы. Поэтому Урсул с Анной порешили усыновить его официально, что и было к зиме сделано. Радости детей не было границ, они везде и всегда бывали только вместе, причём обычно держась за руки. С удовольствием называли друг друга братом и сестрой, особенно при посторонних. В школу не ходили, далековато. По школьной программе, в режиме заочного обучения, занимались с ними родители. Учебные премудрости осваивали легко и с удовольствием.

Через год Глеб поведал отцу, что он храм Божий и что Дух Божий живёт в нём(перефразированное 1Кор.3:16). Поэтому попросился в воскресенье на звонницу. Урсул согласился и поручил ему Благовест и перезвон с перебором. К началу богослужения больше всех волновался священник, но услышав первые звуки со звонницы, тут же успокоился – уж больно сладко уху звучали колокола. С тех пор прихожане называли Глеба пономарём, а домашние – наш алтарник.

Вильнюс, 13 июля 2016 года.

ФОТОИСКУССТВО

Леонид Соболев

(г. Клайпеда, Литва)

Материал выпуска подготовил Я. Криницкий

0
5 мая в 23:07
«Азимут»

Клуб творческих людей Организации ветеранов ВРТУ-ВВКУРЭ (руководитель клуба – Яков Криницкий)

Автор блога:
azimut
Всего постов:
4
Последний пост:
5 мая 2024 г.