На Тайване стартовал день президентских выборов

Фото: Ann Wang / Reuters
Фото: Ann Wang / Reuters

В Тайване начинается голосование по выборам президента

13 января — день президентских выборов на Тайване; они способны повлиять на судьбу всего региона. Пекин предупредил, что победа кандидата от правящей партии Китайской Республики может привести к вооруженному конфликту

Кто претендует на пост президента Тайваня

Фаворитом президентской гонки считается кандидат от правящей Демократической прогрессивной партии (ДПП), 64-летний Лай Циндэ, занимающий в текущем правительстве пост вице-президента. Он уже выдвигался в президенты в 2019 году и на праймериз уступил действующему президенту Тайваня Цай Инвэнь. В итоге он принял предложение идти на выборы ее вторым номером.

В 2017 году Лай охарактеризовал себя как «прагматичного борца за независимость Тайваня», но в последующие годы смягчил позицию. В частности, он выступает за сохранение статус-кво и не видит необходимости в формальном провозглашении независимости острова. В случае победы Лай планирует сократить экономическую зависимость страны от Пекина и продолжить укреплять отношения с Соединенными Штатами — об этом, в частности, говорит факт, что на пост вице-президента от правящей партии баллотируется Сьяу Бикхим, возглавлявший тайваньское представительство в США. Лай неоднократно отмечал важность диалога с материковым Китаем, признавая: «Мир бесценен, а в войне нет победителей».

На Тайвань в 1949 году, после поражения от коммунистов в гражданской войне, бежали правившая до этого Китаем партия Гоминьдан (Национальная партия) и верные ей армейские части. Она отказалась признавать легитимность правительства Мао Цзэдуна и объявила себя единственной законной властью по обе стороны Тайваньского пролива. Первое время такого же мнения придерживалась большая часть мирового сообщества, и именно у Китайской Республики (официальное название Тайваня) было место в ООН.

Однако в 1971 году право представительства в ООН перешло КНР, и в следующие годы международная поддержка гоминьдановского правительства постепенно ослабла. Сейчас независимость Тайваня признают лишь 12 государств: Белиз, Гватемала, Гаити, Маршалловы острова, Науру, Палау, Парагвай, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Сент-Винсент и Гренадины, Тувалу и Эсватини.

Пекин считает власти Тайваня сепаратистскими, а сам остров — своей провинцией. Основой для диалога Пекин считает так называемый консенсус 1992 года, выработанный на переговорах представителей КНР и Китайской Республики: материк и Тайвань являются частью «единого Китая». Но каждая сторона интерпретирует это понятие по-своему. В 2019 году действующий президент Тайваня Цай Инвэнь отказалась признать «консенсус 1992 года».

Оппозиция будет представлена двумя партиями — Гоминьданом и относительно молодой Тайваньской народной партией (ТНП), учрежденной в 2019 году. Сначала они планировали объединиться на выборах, но так и не смогли договориться о распределении постов. В итоге каждая из партий выдвинула собственных кандидатов. От Гоминьдана на выборы пошел 66-летний Хоу Юи, мэр Нового Тайбэя (самый густонаселенный город острова, входит в столичную агломерацию), а от ТНП — ее основатель, бывший мэр Тайбэя 64-летний Кэ Вэньчжэ.

Кандидата от Гоминьдана большинство наблюдателей характеризуют как наиболее прокитайского. Хоу предлагает возобновить диалог и ограниченные обмены с Пекином в культурной и академической сфере, но обещает продолжить укреплять обороноспособность Тайваня и поддерживать отношения с США. Он одновременно отвергает и независимость Тайбэя от материка, и предлагаемую Китаем формулу «Одна страна, две системы».

Кэ Вэньчжэ из ТНП позиционирует себя как технократа и «золотую середину» между ДПП и Гоминьданом. Хирург по образованию, Кэ сравнил отношения Тайбэя и Пекина с опухолью, которую лучше не тревожить, а научиться с ней жить — сочетать сдерживание Китая с диалогом. Хотя Кэ скорее аутсайдер в предстоящем голосовании, ему удалось мобилизовать молодых избирателей, недовольных безработицей и подорожанием жизни: рост зарплат на острове не поспевает за инфляцией.

Последние опросы общественного мнения были опубликованы 2 января: во всех лидирует кандидат от ДПП, но в двух — от телеканала TVBS и Фонда общественного мнения Тайваня (TPOF) — отрыв Лая незначительно выходит за рамки допустимой погрешности, отмечает Bloomberg. Согласно трекеру The Economist, который учитывает результаты всех предвыборных опросов общественного мнения, кандидат от правящей партии опережает своего ближайшего оппонента, Хоу Юи, в среднем на 5 процентных пунктов — 36% против 30%, а Кэ может рассчитывать примерно на 24% голосов.

Как устроены выборы на Тайване

Победителем президентских выборов будет считаться кандидат, набравший простое большинство голосов, второй тур не предусмотрен. Президента Тайваня избирают на четырехлетний срок. Он может быть переизбран лишь единожды. В выборах смогут принять участие 19,5 млн избирателей (всего на Тайване живет 23 млн человек). На прошлых выборах 2020 года явка составила примерно 75%. Новый глава республики вступит в должность 20 мая.

Избирательные участки будут открыты с 8:00 до 16:00 по местному времени (3:00–11:00 мск). Первые результаты появятся ранним вечером 13 января, а ближе к ночи Центризбирком подведет окончательные итоги.

Жителям Тайваня также предстоит выбрать членов однопалатного парламента — Законодательного юаня. Сейчас большинство в нем у ДПП, представленной 63 депутатами. У Гоминьдана 38 мест, у ТНП пять; остальные мандаты принадлежат независимым политикам и членам партии «Новая сила». Для избрания в парламент партиям необходимо преодолеть порог в 5%. 73 из 113 мест в парламенте избираются прямым голосованием в одномандатных округах, 34 места — по пропорциональной системе, а еще шесть зарезервированы за коренным австронезийским населением.

С 1949 до 1987 год на Тайване действовало военное положение, первые президентские выборы состоялись лишь в 1996-м. Победу тогда одержал Ли Дэнхуэй, возглавлявший правительство с 1988 года. Президентский срок Ли истек в 2000 году, и на проведенных в том же году выборах впервые победил кандидат от оппозиционной Демократической прогрессивной партии Чэнь Шуйбянь. В 2008 году к власти вновь вернулась националистская партия Гоминьдан, однако на выборах 2016 и 2020 годов победу одержала Цай Инвэнь из ДПП.

Как исход выборов повлияет на отношения с Китаем

В материковом Китае пристально следят за ходом президентской гонки на Тайване. В своем новогоднем обращении председатель КНР Си Цзиньпин вновь подчеркнул курс на непременное воссоединение с Тайбэем, а канцелярия по делам Тайваня при Госсовете КНР охарактеризовала предстоящее голосование на острове как выбор между «миром и войной, процветанием и упадком». «Я искренне надеюсь, что большинство тайваньских соотечественников осознают чрезвычайный вред от курса ДПП на «независимость Тайваня» и крайнюю опасность, что Лай Циндэ спровоцирует конфронтацию и конфликт в Тайваньском проливе», — заявил представитель ведомства Чэнь Биньхуа 10 января.

К концу предвыборной кампании такую же риторику стала активно использовать и партия Гоминьдан. «По какому пути они (ДПП. — РБК) идут? По пути к войне! По пути, который ведет Тайвань к опасности и неопределенности!» — заявил Хоу на предвыборном митинге. Лай в ответ обвинил оппонентов в запугивании избирателей и работе на интересы КНР, отметив, что если прежде Гоминьдан возглавлял борьбу с китайскими коммунистами, то нынешнее руководство националистов «не только не выступает против коммунистов, но, напротив, стало прокоммунистическим».

В ДПП также заявили о беспрецедентном вмешательстве Пекина в президентскую гонку, мол, материковый Китай, помимо политического и военного давления, прибегнул к «экономическими средствам, когнитивной войне, дезинформации, угрозам и стимулам». Речь, в частности, о том, что в конце декабря китайское правительство объявило о приостановке снижения ввозных тарифов на химическую продукцию из Тайваня, а в январе сообщило, что аналогичные меры также могут быть применены к сельскохозяйственной и рыболовецкой, машинному оборудованию, автомобильным комплектующим и текстильным изделиям. 9 января власти КНР опубликовали план экономической интеграции между Тайванем и китайской провинцией Фуцзянь, расположенной на противоположном от острова берегу залива. В документе изложены 14 конкретных мер, включая преференции для тайваньских компаний в сфере услуг, упрощение таможенных процедур и взаимное признание дипломов и квалификации.

Между тем в соцсетях стали появляться дипфейки с Лаем, конспирологические теории и фейковые новости про правящую партию, а также поддельные опросы общественного мнения, в которых лидирует Хоу. Власти острова полагают, что за этой информационной атакой может стоять Пекин. Китайские власти называют подобные обвинения «грязными уловками» ДПП. В декабре телеканал Al Jazeera сообщил, что некоторым жителям Тайваня звонили из Китая и уговаривали «сделать правильный выбор» — проголосовать за Гоминьдан. По данным тайваньской прокуратуры, власти КНР также организовали и оплатили поездки на материк тайваньских муниципальных чиновников с той же целью — убедить их проголосовать за прокитайскую оппозицию.

На протяжении последних месяцев Китай регулярно направлял в Тайваньский пролив военные корабли и авиацию. С начала 2024 года в небе над островом стали ежедневно появляться китайские аэростаты, а 9 января, когда Пекин запустил в космос спутник, нехарактерная траектория полета ракеты-носителя привела к ложному срабатыванию системы воздушной тревоги на Тайване.

Каким бы ни был исход выборов, он вряд ли приведет к сиюминутному ухудшению или улучшению ситуации в Тайваньском проливе. Однако победа ДПП станет для Пекина сигналом о провале политики мягкого вовлечения Тайбэя при помощи экономических и социальных инструментов, в том числе преференций и послаблений для тайваньского бизнеса на материке, сказал РБК заместитель директора ИМЭМО РАН китаист Александр Ломанов. «Если станет понятно, что все эти дорогостоящие меры не дали никаких результатов, Китай столкнется с тяжелой дилеммой. Первый путь — признать, что Тайвань потерян безвозвратно, что в долгосрочной перспективе будет очень тяжелым ударом по легитимности правящей партии. Второй вариант — исходя из того, что согласиться с независимостью Тайваня невозможно, начинать готовить варианты немирного присоединения», — пояснил эксперт.

Приход к власти оппозиционных кандидатов — будь то Хоу Юи или Кэ Вэньчже — может позволить реанимировать «консенсус 1992 года» и, по крайней мере, имитировать готовность к переговорам с Тайванем на основании принципа «одного Китая». «Если в тайваньской политической элите проснется традиционная китайская гибкость, многосмысленность и готовность вести переговоры не для того, чтобы победить и унизить противника, а для того, чтобы вовлечь оппонента в разговор, то это пойдет на пользу всем — и материку, и Тайваню, и всей Восточной Азии», — полагает Ломанов. Подобное развитие событий существенно снизит вероятность военного конфликта в Тайваньском проливе.

Впрочем, подобный сценарий также сопряжен с серьезными рисками. Весной 2014 года, когда гоминьдановский президент Ма Инцзю заключил торговое соглашение с Пекином, оппозиция вывела на улицу студентов. Масштабные протесты, сопровождавшееся захватом здания Законодательного юаня, получили название «Революция подсолнухов». Эти демонстрации вынудили власти отказаться от реализации соглашения. «Если к власти придет Гоминьдан или ТНП и начнется конструктивный диалог с материком, то те же самые силы, что организовали «Революцию подсолнухов», могут устроить очередной цветочный бунт, который позволит вернуться к власти сторонникам отделения от материка и поставит Пекин перед той же самой дилеммой: либо признать перманентный раскол, либо избрать немирные меры по решению тайваньского вопроса», — резюмировал Ломанов.

0
12 января в 20:15
Прочитано 872 раза